?

Log in

No account? Create an account
 
 
17 August 2015 @ 04:09 pm
К юбилею меня, любимой (продолжение)  
Ну вот и ещё пять лет позади, снова относительно круглая дата, и пора продолжить рассказ о своей астрономической судьбе.

О первых своих шагах в астрономии я уже рассказывала здесь . Мы остановились на том, как цепочка случайностей привела меня в планетарий тульского педа, где я встретила будущего своего супруга. Хотя, прожив полжизни, я всё больше убеждаюсь в том, что случайностей не бывает. Уж эта встреча точно была закономерна: мы оба были существами редкой породы и искали свой круг. Круг образовался вокруг замечательного человека - Антонины Георгиевны Коняевой, доцента кафедры теоретической физики ТГПУ. Она была тогда в расцвете сил: читала статфизику, вела астрономию и практикум, курсовые и дипломные. В астрономический клуб к ней приходили лучшие студенты, многие задерживались надолго. Мы собирались раз в две недели, обсуждали новости науки, заслушивали тематические доклады членов клуба, пили чай (в домашними лакомствами, приготовленными Владимиром), пели под гитару (мою). Наблюдения, конечно, тоже бывали; особенно запомнилось лунное затмение в декабре 1992 года - оно было аномально тёмным, в максимуме от Луны остался едва заметный бесформенный бурый комок. Наблюдали мы в институтские "Мицары" Юпитер со спутниками, Сатурн с кольцом, частное солнечное затмение, прохождение Меркурия... События того времени нашли отражение на страницах "Тульского астрономического архива" .

Двадцать лет прошло, страшно подумать. Тульский пед захирел, физфак сначала объединили с матфаком, потом низвели их до прикладного бакалавриата. В этом году первокурсников на специальность "учитель математики и физики" принято 8 человек - это на всю Тульскую область. Астрономию урезали, планетарий переведён в разряд музея. Антонина Георгиевна давно на пенсии. А члены клуба, кто мало-мальски приличную карьеру сделал - те в столице. Но все мы, кто остался верен мечте, кто не оставил науку и образование (Костя Иванов, Серёжа Дорожкин, Таня Плотникова, мы с мужем) - мы помним, с чего начался наш путь. И, хотя я не сдавала Антонине Георгиевне ни одного экзамена, я до сих пор ощущаю себя её студенткой.

Между тем приближались тяжёлые времена. Первые годы работы в школе пришлись на эпоху экспериментов. В новостройке (школа № 21 г.Тулы), где в 1993 году я начинала карьеру учителя, мне предоставили свободу творчества, возможность работать по программе Пинского и Разумовского, где физика была совмещена с астрономией. Я не мыслила себе другой судьбы, однако, вернувшись в 1997 году из декретного отпуска, не узнала свою школу. Выросшие мои физматовцы встретили меня с радостью, чего нельзя было сказать о коллегах. Началось перекраивание программ, сокращение ставок, стало не до экспериментов, молодёжь из первого набора активно покидала школу, и в какой-то момент я тоже почувствовала себя лишней. Но другой работы не было. Вообще.

Жили мы с Владимиром и маленькой Антониной (получившей имя в честь нашей наставницы) трудно, снимали квартиру на окраине, едва сводили концы с концами. Единственной радостью стали для меня тогда компьютер и телеконференции, к которым меня приобщил супруг-программист. Полноценного интернета в Туле в конце 90-х ещё не было, зато распространилась сеть фидо-нет, через которую люди могли общаться в тематических рассылках. Я была подписана на эхо-конференции ru.school и ru.astronomy. В ru.school я участвовала в дискуссиях, благо опыт работы был и педагогическая позиция наличествовала. А вот в ru.astronomy я не могла привнести почти ничего, разве что побаловать собеседников своими находками из астропоэзии.

Собирать астрономические стихи я начала ещё подростком: переписывала от руки, затем стала печатать на машинке, и вот теперь переносила коллекцию в электронный вид. (Сейчас в моей коллекции 750 произведений). Тут-то ко мне и обратились из журнала "Звездочёт" с предложением вести поэтическую рубрику. До этого я про "Звездочёт" и не слыхивала, но, получив пару сигнальных экземпляров, была совершенно очарована и стала их подписчиком на несколько лет, вплоть до закрытия журнала. Рубрика моя тоже просуществовала недолго, но главное не это.

Главное, что в одном из первых полученных мною номеров (7/98) было небольшое неприметное объявление о том, что в декабре в подмосковной Черноголовке состоится I Съезд учителей астрономии Российской Федерации и стран Содружества; в программе лекции и круглые столы; приглашают всех заинтересованных. И вот ни с того ни с сего появилось у меня горячее желание туда поехать. Ни с того ни с сего - потому что учителем астрономии я тогда и вовсе не являлась - так, был кое-какой кружковый опыт. Более того, я год как сидела без работы и представлять свой регион на съезде просто не имела права.

Но горячее желание не проходило - потом я пойму, что это был зов судьбы. Я написала в оргкомитет, М.Г.Гаврилову, чьё имя тоже слышала впервые, получила ответ - срок подачи заявки и сумма оргвзноса. Сумма. СУММА. Оргвзнос, гостиница, питание, дорога, ещё немного в запас - и набежало восемьсот рублей. Половина наших месячных расходов. Мы перебивались от зарплаты до зарплаты, часто брали в долг, лишних восьмисот рублей не предвиделось. И я забросила идею о поездке, уговорив себя, что это блажь...

А потом зазвонил телефон. Звонили из школьного профсоюза. Оказывается, пока я была в декрете, коллеги подавали коллективный иск о невыплате администрацией города учителям денег на приобретение методической литературы. Суд эти деньги с администрации наконец взыскал и мне в рамках этих выплат причиталось... угадайте, сколько? - ровно восемьсот рублей.

Это был последний день приёма заявок на съезд. Схватив ребёнка на руки, я примчалась к профоргу, расписалась, получила, и за пять минут до конца рабочего дня успела отправить по электронной почте письмо с подтверждением участия.

Это было лучшее вложение денег в моей жизни. Прибыв на съезд, я почувствовала себя так, как если бы вернулась домой после долгой разлуки. Синий вечер, пушистый снег, уютная маленькая гостиница. Ощущение тепла не покидало меня ни во время докладов, ни во время экскурсий. Я общалась с незнакомыми людьми, как будто знала их много лет. Многие мои контакты завязались тогда - сам МГГ, В.Г.Сурдин, Н.Н.Гомулина, Г.В.Жуков, С.Ф.Заикин, И.М.Чёрная, Серёжа Попов, калужане, нижегородцы... У нас были общие темы. Мои скромные разработки по игровой астрономии были встречены с интересом. А ещё я узнала о существовании профиля дополнительного образования - астрономия и физика космоса, и о том, что с 1994 года проводится Всероссийская олимпиада по астрономии. (Представьте, всего в двухстах километрах от столицы об этом было известно разве что областным чиновникам, клавшим приглашения под сукно). Тогда же я купила первую методическую книжку по новому для себя направлению.

Я вернулась в Тулу, зная, во что вложу свои силы и знания. После зимних каникул в пришла работать в Городской Дворец пионеров, где уже несколько лет простаивал планетарий. Супруг мой починил старенький Цейсс, я стала проводить сеансы, затем набрала кружок. Потом филиал кружка появился в лучшем тульском физматлицее №2. Через полгода после съезда мы с Антониной Георгиевной и лицейским физиком С.П.Кожининым провели первую тульскую астрономическую олимпиаду. Через полтора - отправили команду на Всероссийскую олимпиаду и вернулись с победой.

Я иногда думаю, что было бы, не получи я вовремя тощую пачку мятых бумажек. Наверное, я всё равно стала бы тем, кем хотела стать - чуть позже и не так легко. Предначертанной судьбы, конечно, нет, но есть ежедневные вопросы, на которые мы даём ежедневные ответы.

Через два года после мистического случая с восемьюстами рублями в моём послужном списке появился победитель межнара... Но это уже другая история.

Продолжение следует.
 
 
 
shutofskyshutofsky on August 22nd, 2015 07:10 pm (UTC)
Теперь это уже воспринимается даже не как история, а как художественный вымысел. Не верится, что это было с нами.