?

Log in

No account? Create an account
 
 
nshat
Краткое содержание предыдущих серий: мама первоклассницы [две недели] пытается получить точную информацию о работе пришкольного лагеря. После того, как её несколько раз дезинформировали и даже обсчитали. Исходная статья >>>

***
Update от 14 июня. С утра начальницы лагеря/классной руководительницы снова не было на месте. Такое впечатление, что она от меня прячется.

Предупредительная вожатая, однако, провожает меня в кабинет и наконец показывает план работы лагеря. Толстая папка формата А4, прошита и опечатана. Никогда не видела опечатанных планов работы, но самое занятное не это: на печати стоит дата - ...15 апреля. Реальные планы не составляются аж за два месяца. Это, конечно, отписка. Подтверждение получаю тут же, когда вожатая показывает мне ...другой план - план работы культурных учреждений города, согласно которому лагерь гимназии посещает шесть или семь мероприятий в музее, библиотеке и т.п. Ни одного из этих мероприятий в первой папке нет. "Ну да, - объясняет вожатая, - ведь план городских мероприятий составляется позже". То есть реального плана работы лагеря мне так и не показали. Чем конкретно будут заняты дети сегодня и завтра, родителям не сообщают.

Но я должна порадовать своих читателей: ни в том, ни в другом плане не было духовно-нравственных мероприятий. Думаю, причина столь кардинальной смены приоритетов простая - одна скандальная и пишущая в интернет о замечательной гимназии № 11 г.Железнодорожного мамаша дала её администрации понять, что не обойдёт пришкольный лагерь своим вниманием...
 
 
nshat
14 June 2016 @ 11:14 am
В этом году меня, как, впрочем, и десятки тысяч учителей по всей стране, обязали участвовать в организации ЕГЭ. Первый и последний раз я участвовала в этом священнодействии в 1997 году, когда оно ещё называлось централизованным тестированием и выглядело белым и пушистым.

Двадцать лет я наблюдала за процессом со стороны, и мне есть что вспомнить. Как пострадала от несовершенства процедуры дочь любимой подруги, поступавшая в мединститут в 2009 году, когда результаты ЕГЭ стали единственным основанием для приёма. Как хлынули в вузы абитуриенты с купленными стобалльными результатами. Как гуляли по сети краденые варианты. И как я переживала за лучшего своего ученика, который, будучи двукратным призёром международной олимпиады, имел все шансы не попасть в вуз из-за ужесточения требований по русскому, неродному для него, языку.

Много лет от почётной обязанности меня спасало то обстоятельство, что в официальных списках я фигурирую по основной должности - как педагог дополнительного образования. Но в этом году Большой Брат распорядился загребать всех, включая физкультурников, трудовичек и библиотекарей. И вот я влилась в стройные ряды рядовых экзаменационного фронта, отличаясь, однако, от прочих бойцов свежим взглядом на процесс.

Так вот, приключившаяся с новобранцем история настолько показательна, что я просто не имею права утаить её от общественности. Речь пойдёт о том, что почти всегда остаётся за кадром. Об уме, чести и совести по другую сторону служебного входа. О том, как повлияло введение ЕГЭ на нравственное здоровье учителей.

Читать статьюCollapse )
ЕГЭ унизителен по своей сути. Он подразумевает, что школа не может хорошо учить без внешнего контроля. Он подразумевает, что учитель не способен объективно оценки ставить.

ЕГЭ унизителен по процедуре. На экзамен собирают, как винтиков, учителей с таким условием, чтобы ни один не преподавал сдаваемый предмет, не работал в школе, где проводится экзамен и не учил ни одного из экзаменующихся. Руководитель пункта сдачи ЕГЭ тоже должен быть посторонним этой школе и этим учителям человеком. Металлоискателем обыскивают и телефоны отбирают не только у учеников, но и учителей.

Сторонники ЕГЭ твердят, что он делает невозможным коррупцию и прочие человеческие факторы, а результаты, по мере усовершенствования процедуры экзамена, становятся всё более объективными. И невдомёк им, что вот-вот оценивать станет нечего. Человеческий фактор можно исключить только вместе с людьми; когда в школе останутся одни винтики, ни учить, ни воспитывать она не сможет.

Творческое отношение к знанию могут воспитать только свободные люди. Свободу, в отличие от экзамена, симулировать нельзя.