nshat (nshat) wrote,
nshat
nshat

Categories:

Двадцать лет. Полёт нормальный.

Ах, как я проклинала неудачное стечение обстоятельств, обрёкшее меня на внеплановое трёхчасовое сидение на работе, причём - редчайший случай - абсолютно без какого-либо дела. В медкнижке обнаружился пробел; регистратура поликлиники перепутала расписание, и вот...

И вот я торчу в школе и от нечего делать листаю в библиотеке подшивку "Первого сентября". Методическое приложение по физике я не читала уже несколько лет, когда перестала преподавать этот предмет, но тут в стопке летних тематических выпусков обнаружился №13, полностью посвящённый астрономии. Решила посмотреть, вдруг что полезное найдётся.

Одна из фотографий привлекла внимание: солидный мужчина в тельняшке, с усами, с попугаем на плече и подзорной трубой в руках, Врунгель Магеллан Христофорыч, рассказывает школьникам что-то астрономо-географическое... Лицо, несмотря на прошедшие годы и грим, сохранило свой неповторимое выражение; я кинулась смотреть оглавление... Так и есть, автор статьи - он, Пашка Вершинин, старый приятель, из числа активистов физфака, сосед по общаге, друг по редакции стенгазеты. Научный сотрудник Глазовского краеведческого музея.

Я переписала электронный адрес. Колебалась - писать или нет. Иногда лучше, чтобы человек из прошлого в прошлом же и оставался. Когда тебе за сорок, начинаешь бояться разочарований больше, чем чего бы то ни было. С другой стороны, зачем-то судьбе было угодно запереть меня в школе и заставить взять в руки журнал... Была ни была!

Ответ пришёл не сразу, с другого адреса, но был совершенно в его стиле.  Пашка (можно просто Христофорыч) писал, как после выпуска и отъезда на родину пришлось заниматься другой наукой - "Выживание-в-новых-экономических-условиях-туды-их-в-качель-через-коромысло". Как преподавал астрономию в школе, пока она была в программе, как ушёл в культуру, где  есть хоть какие-то коммерческие варианты. Основал в музее научно-технический отдел. Проводит экскурсии и познавательные программы для школьников, в том числе и по астрономии. Получил недавно федеральный грант. И увы - холост.

Ах, Пашка, Пашка... Приятно встретить старого друга. Ещё приятнее узнать, что он не только состоялся в профессии, но и работает творчески. Из наших выпусков очень мало кто пошёл в учителя; иногда я встречаю на педагогических тусовках некоторых сокурсниц, но всех близких друзей студенческих времён растеряла. И ведь не случайно нашёлся именно Павел.

Читая письмо, я удивлялась сходству наших профессиональных судеб. Мне тоже пришлось выживать, работать не только в школе, преподавать не только физику. И к музейному делу я причастна - четыре года заведовала тульским планетарием. И выставки оформляла, и сценарии писала, и деньги добывала. И публиковалась много раз там же, в ПС-физике, только не мог Пашка меня опознать под новой фамилией.

Мы не были близкими друзьями, но родство душ наличествовало. Что, как не родство душ, держало вместе нас, полдюжины энтузиастов  - журналистов и художников? Что заставляло нас несколько лет еженедельно собираться в любимой нашей аудитории №13 и выпускать факультетскую газету? Вокруг нас стремительно менялась эпоха, но что бы не случилось, - раз в месяц красочный номер на четырёх ватманах появлялся на доске перед главной лекционной аудиторией.  Кажется, наш подвиг никто так и не повторил.

О чём мы писали? - обо всём, что составляло жизнь любимого физфака. Об учёбе и педагогической практике, о спектаклях и концертах. Об истории факультета и истории науки. Юмор и сатира, афоризмы и поэзия. Фотографии и авторские рисунки. Многие номера помню до сих пор.

К редакционным поручениям Пашка относился чрезвычайно ответственно. Ему можно было поручить самое рутинное дело, и он методично его делал. Он собирал статистические данные, делал информационные заметки к юбилеям учёных, искал потенциальных авторов среди младшекурсников. Свои юмористические астрологические прогнозы подписывал "Иоганн фон Кеплер Парастрадамус".

Он выпустился в 1991, я в 1992. Двадцать лет как один день.

Что интересно, астрономией в те времена мы интересовались не более, чем другими науками. Но, оглядываясь назад, я понимаю, что именно сопричастность к великому и вечному помогла выжить нам обоим. А журналистика отучила от равнодушия - навсегда.

И вот мы обсуждаем возможность организации в Удмуртии пункта турнира им.Ломоносова и перспективы региональной астрономической олимпиады. Я знаю - он сделает всё возможное.  Потому что невозможное он уже сделал.

Пашка, спасибо, что ты есть.
Tags: Истории моей жизни
Subscribe

  • Одиссея играющего тренера

    Статья " Одиссея Капитана и его команды" была опубликована в журнале "Физика" (№ 11 за 2015 год, электронное приложение). Она посвящена истории…

  • "Отражённые в небесах"

    Недавно имела повод убедиться сразу в двух известных истинах: мир тесен, а время бежит очень быстро. Мне на почту пришло письмо с просьбой о…

  • К юбилею меня, любимой (продолжение)

    Ну вот и ещё пять лет позади, снова относительно круглая дата, и пора продолжить рассказ о своей астрономической судьбе. О первых своих шагах в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment